Оригинальное  исследование Костюковского Я.В. [1] о том, как формировалась криминальная среда в период развала СССР и становления Российской Федерации, имеет довольно много точно подмеченных автором артефактов. Не могу пропустить мимо, сохраняю здесь отдельную копию его статьи в сборнике «Актуальные проблемы трансформации социального пространства» в 2004 году.

Например, по словам опрашиваемых им участников сообществ организованной преступности, когда среди сотрудников МВД в г.Тольятти навели порядок и снизили так называемую «коррупционную составляющую», тут же резко упало качество собираемых автомобилей ВАЗ. Мелочь, а приятно — ведь оказывается, болты на двигателе моего первого автомобиля (выпущенного в 2004 году Тольяттинским автозаводом) забивали кувалдой, а не вкручивали как положено на подвесном станке, из-за политики высшего руководства МВД. Парадоксально, но факт.

Сегодняшний пост вообще полон парадоксов. Вот, например, научные положения, выносимые Костюковским Я.В. на защиту (с работой рекомендую всё же ознакомиться):

  1. Современная организованная преступность в России является результатом слияния существовавших ранее форм преступности: общеуголовной и экономической.
  2. В России не существует организованной преступности «мафиозного» типа, т.е. нет общего координационного совета, планирующего действия организаций в масштабах страны.
  3. Организованная преступная деятельность представляет собой вид деловой активности (бизнес), симбиотически включенный в социум.
  4. Выраженной тенденцией является «легализация» деятельности преступных сообществ и криминализация легальной экономики, бизнеса и — отчасти — политики.

Тут кроется второй парадокс: про русскую мафию во всем мире наслышаны, фильмы всякие снимают, а мафии-то как таковой и нет — только бизнес отдельных групп, ничего лишнего.

Вообще, такие исследования не только интересны «для общего развития», они важны для понимания общей ситуации в первую очередь тем, кто готовит и принимает законы.

Влияние преступного мышления, привычного образа действий и скрытых взаимосвязей различных общественных структур зачастую очень сильно искажает благие (я даже верю, что рациональные) намерения законотворцев — опыт России тут не уникален. У нас даже может получиться сделать лучше, если мы постараемся делать так, как надо, а не так, как привыкли.

Вот, например, чем обернулись повышения в 2014 году штрафов за нарушения ПДД? Не знаю, как у вас в городе, а у нас — даже визуальным ухудшением порядка на дорогах: если до повышения водители побаивались разворачиваться через двойную сплошную на центральных улицах, то сейчас я наблюдаю это по два-три раза каждую неделю. Причём, не в самых безопасных для участников движения ситуациях.

Ну, ладно, я хожу пешком и по центральным улицам — вижу таких чаще, чем другие, но и нарушители в большинстве своём не ездят на дорогих иномарках, поэтому простое объяснение, что «откупиться за деньги стало проще» не работает. Да и антикоррупционное давление на сотрудников МВД со стороны всяких спецслужб реально усилилось.

Обвинять водителей в том, что они пока ещё финансово состоятельны в даче взяток лицам при исполнении я не собираюсь, равно как и обвинять людей, приходящих в систему МВД зарабатывать и, желательно, не напрягаясь. Во-первых, это совершенно отдельная и очень сложная тема. Маргинализация силовых структур — это крайне плохо, и Сингапур с Грузией нам тут не пример, хотя и хотелось бы… а во-вторых, вопрос звучит вполне конкретно — почему увеличение формального наказания повлекло за собой ухудшение соблюдения закона? Тоже ведь парадоксальное утверждение, согласитесь.

Даже по данным официальной статистики ГИБДД (которая, как известно, никогда не честна до конца, да еще и зажата требованиями высшего руководства), безопасность на дорогах в том же 2014 году ухудшилась. Не улучшилась, а ухудшилась!

динамика-дтп-за-7-лет динамика-дтп-за-2014-год

Если у кого-то есть более точные данные или вы знаете, где их взять — напишите мне,  я добавлю их сюда.

На самом деле, утверждение о том, что ГАИ/ГИБДД является одной из самых массовокоррумпированных (в смысле, не один раз — сразу мильярд, а мильон раз — по тыщёнке) государственных структур, может быть не лишено здравого смысла. Сотрудникам отделов собственной безопасности и представителям спецслужб известны пирамидальные схемы «сбора наличных», пронизывающих практически всю структуру территориальных подразделений. И здесь-то как раз кроется ответ.

Представьте себе ситуацию, хотя бы гипотетически и в качестве модели. Каждый месяц младший сержантский состав обязан оформить определенное количество штрафов (это так называемая «палочная» система) и точно также собрать определенную сумму наличных средств (например, 10 тыс. руб.). Для несения службы и сбора этих самых средств, положим, выставляются 10 мобильных постов ДПС. Я специально буду упрощать некоторые моменты: пусть это будут 3 поста для сбора официальных штрафов, а еще 7 — для сбора наличных денег в виде взяток. Система сама по себе уже сбалансирована и сотрудники ДПС знают, когда и в каких местах какие штрафы лучше собирать — все процессы отлажены.

Вводим в модель двойной тариф на штрафы, а остальные параметры системы оставляем постоянными. Мы продолжаем думать, что сотрудник ДПС действует рационально и имеет личные выгоды, которые он преследует.

Теперь, чтобы собрать 10 тыс. рублей нам нужно в два раза меньше мобильных постов. То есть, на дорогах контролировать безопасность будет не 10, как раньше, а 3 + 3 = 6 мобильных постов — почти в два раза меньше. Если до повышения штрафов водитель встречал на своём пути сотрудников ДПС раз в неделю, то теперь будет видеть их раз в две недели, в лучшем случае. Если начать учитывать то, что эти посты рационально выставлять там, где выгодно сотрудникам ДПС, а не там, где это выгодно для повышения общественной безопасности, то и еще реже.

Вот, собственно, и всё — если я нарушил, а меня никто не поймал, то я нарушу еще раз. И вероятность того, что меня снова не поймают, снова очень высока. Даже если поймают, средний размер штрафа (мой штраф разделенный на количество моих нарушений) за совершенные проступки может оказаться значимо ниже, чем до повышения, где контроль был выше и меня ловили почти каждый раз.

Понятно, что модель адаптивная и через некоторое время в ней подкорректировались и суммы, которые надо собирать, а значит ситуация почти выровнялась — вот только водителей, которые считают, что могут нарушить стало заметно больше и вернуть их в «послушное» состояние намного тяжелее, чем дать «распоясаться». Так что, весенний «горб» на графике официальной статистики ГИБДД объясняется не только сезонностью.

Как по мне, так исправить ситуацию можно, только если увязать личные интересы сержанта ДПС и безопасность на дороге, а не использовать лишь репрессивные меры.

Ваши мысли?


  1. Костюковский Я. В. Организованная преступность и преступные организации: Социологический анализ: Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук по специальности 22.00.04 «Социальная структура, социальные институты и процессы». ‒ Санкт-Петербург, 2002. ‒ 135 c.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s