Всплеск инновационной активности с начала 2015 года в России оборачивается всплеском информационного шума (в английском варианте Gartner называет это «information hype«), но не реальным приростом объема инновационного сектора. Главную роль в этом процессе продолжают играть государственные фонды, но не потому, что экономика страны разворачивается в сторону экономики знаний, а скорее вследствие того, что созданные государством институты развития остаются пока единственными каналами перераспределения денег в обществе. Государством поддержано множество проектов, которые их авторы выдают за стартапы, но сколько из них сможет пережить рецессию и санкции?

Не имея четкого представления о постоянстве монетарной политики крупный и средний бизнес, банки и весь остальной бомонд снижает риски, накапливая капитал наиболее консервативным способом — пряча деньги под подушкой бивалютных депозитов. Если западные компании говорят о возможностях быстрого роста и захвата новых рынков в период рецессии, то нашим производителям такое планирование недоступно. Какие могут быть стратегические планы и стратегии, если никто не может достоверно утверждать, что взятые в кредит денежные средства, предназначенные для захвата большей доли рынка, из-за скачков курса валют и потери банками последних остатков ликвидности не станут уже через полгода неподъемной гирей, которая потащит предприятие на дно морское?

Отсутствие возможности для планирования и маневрирования заставляет частного собственника задуматься о накоплении средств и самыми консервативными способами. У кого бюджет позволяет, то наличными или на частных счетах. По свидетельствам одного из руководителей ростовских филиалов крупнейшей банковской сети, уже сейчас на счетах физических лиц скапливаются рекордные суммы. Деньги, вынутые таким принудительным образом из экономики, затормаживают другие финансовые потоки и добивают саму экономику гораздо быстрее и эффективнее, чем какие-либо санкции. Тут можно было бы вспомнить про ГКО, но вряд ли кто-то решится играть сколь-нибудь серьезными суммами с государством.

С нашим государством нельзя играть в азартные игры, у него вся карта краплёная!

к/ф «Гений»

Когда финансовые потоки мельчают, падает внутренний спрос. Далее срабатывает эффект домино и мы уже наблюдаем спираль, которая скручивается обратно,  к точке Большого Взрыва, быстрее, чем Вселенная по книжкам Стивена Хокинга.

Какие же могут быть здесь научные или высокотехнологичные стартапы, которым на одно только массовое внедрение нужно денег больше, чем у Сколково? Если раньше наши стартапы вполне успешно воровали крупные западные компании, то теперь, из-за санкций спрос с их стороны тоже очень сильно упал. Открытые инновации они и у себя поискать могут, в конце концов, на русском программисте свет клином не сошёлся.

Примерьте теперь это на регионы, на Ростовскую область в частности. В поломанной цепочке создания ценностей и до рецессии понятие «инновация» было не в чести. Любые настоящие инновации снижают рентабельность на неконкурентных рынках, а более менее прозрачные и соответственно конкурентные рынки у нас только в ритейле товаров массового потребления, да и то, большую роль играют «распределители» территорий для магазинов. Теперь же и подавно, наука и технологии остаются нужны только государству, причём преимущественно его оборонному заказу.

Обычному же собственнику светит неприятная картинка поиска краткосрочных выгод любыми путями и снижение операционных затрат. Под это, собственно, и должны теперь подстраиваться псевдо-стартапы и системные интеграторы. Переход «в облако»? Нет, не слышали. Облако — это процессы, за которые надо дополнительно платить, а это противоречит политике снижения бюджетов на поддержание процессов. Новое серверное обеспечение? Нет, не слышали. У нас от руководства задача повышения фондоотдачи, я и так руки сотрудникам ИТ-отдела выкручиваю, а вы мне хотите стоимость фондов увеличить!

В общем, вот такая картинка получается:

whichtypestartupwillsurvive

Как известно, у дураков мысли сходятся. Характерно, что ситуация, её описание и выводы приблизительно одинаковы в совершенно разных областях деятельности. Как выразился один из уважаемых мною коллег, «срываем покровы».

Что новый кризис нам готовит

Разумеется, прежде всего, виноваты клиенты, которые не хотят заказывать исследования. Почему? Причин несколько. Во-первых, «режут косты». Причем, маркетинговые бюджеты не просто сжимаются как шагреневая кожа, меняется их структура, могут исчезнуть целые статьи. Например, расходов на маркетинговые исследования.

Во-вторых, производители товаров и услуг замораживают свою инновационную деятельность. Понять их можно: «не до жиру, быть бы живу», но это понимание не прибавляет ресечерам заказов.

В третьих, падает инвестиционная и – шире – предпринимательская активность. И это тоже, по-человечески, понятно. Трудно планировать бизнес в условиях скачущих валютных курсов и неважно ослабляется рубль или укрепляется. Хорошо известно, что бизнесу нужна стабильность. А ее нет.

Ну, и конечно не обошлось без геополитики. В силу различных причин Россия утратила статус ключевого рынка для многих глобальных компаний. Как следствие, эти компании либо ушли (уходят) с российского рынка, либо существенно снижают здесь свою активность. Последнее, в первую очередь, выражается в уменьшении маркетинговых бюджетов.

Д. Фролов / research&trends

Парадоксально, но на фоне Skolkovo Startup Village и других подобных благотворительных инициатив, которые рачительному хозяину должно бы яростно развивать, мы в ближайшее время увидим банкротство или медленное угасание практически всех стартап-проектов, не находящихся в зоне фундаментальной науки (они, как правило, поддерживаются еще дополнительно из других источников, да и стартапами их сложно назвать).

На схеме вверху видно, что выжить смогут лишь те, кто обеспечит своим потребителям (или даже донорам) достижение краткосрочных выгод:

  • дистанционное массовое образование сотрудников;
  • бизнес-аналитика, которая помогает снизить затраты на производство;
  • автоматизация рутинных процессов (ау, ИТ-шники, где вы?);
  • варианты «копируем конкурента дешево», включая «имитозамещение».

mr_crisis-01

Мы еще не вошли в самое пике, но уже стали видны приглашения от компаний «покрупнее» приютить команды горе-стартаперов для экономии собственных затрат.

Что-то меняется в мире стратапов в России (или о роли кризиса в мире сделок)

Задумчиво смотрю на переписку с крупнейшей корпорацией. Корпорация хочет переделать свой внутренний портал обучения. Корпорация очень продвинутая, но не ITшная. Свои ресурсов и экспертизы на программинг нет.
Корпорация предлагает следующее — она готова взять на работу команду стартаперов (не больше 2-3 человек), которые сделали платформу по образованию (важно, чтобы было видео, профили людей, задания и ответы на них, возможность переписки и рассылок)
Предлагается следующее — второй шанс для не успешной платформы, то есть кто-то сделал (ключевое слово- уже СДЕЛАЛ), но «не полетело»
Корпорация встроит силами нанятой команды все в себя, и далее платформа будет работать на благо сотрудников корпорации, а стартаперы станут «наймитами» в корпорации,занимаясь развитием продукта

В переписке с заказчиком выясняю:
— не готовы выкупать платформу
— не готовы брать большую команду — только два-три ключевых человека
— не готовы работать со стадией » у меня есть идея»: только работающий прототип и выше

Предлагают:
— оживить продукт и потом иметь в своем порфолио саксесс стори
— работу в сытом и хорошем найме , чтобы пережить это кризисное время

Почему-то мне кажется, что именно такой путь — тренд на ближайшие годы для стартаперов и одновременно главный кошмар и убийца фондов старого типа

Алёна Владимирская
Facebook

Другой вид частных инициатив обычно не менее конкретен в своих желаниях, замаскированных под содействие развитию малого бизнеса в регионе и поддержку молодежных инициатив. Отбросив в сторону сомнения относительно поддержки и содействия путем выбора одного единственного победителя, не поленитесь изучить условия конкурса. Участникам конкурса необходимо предоставить бизнес-план, а победителю помогут… составить бизнес-план. Вызывает улыбку? Бросьте, сейчас это настоящий уровень поддержки стартапов в реальном секторе экономики.

Бизнес-сад 2015

К участию в конкурсе бизнес-стартапов допускаются начинающие предприниматели.

Критерии для участия в конкурсе:

  • инвестиционная емкость не менее одного миллиона рублей,
  • срок окупаемости не выше семи лет,
  • наличие бизнес-плана и готовность его защитить,
  • наличие команды, способной реализовать проект,
  • наличие опыта реализации хотя бы одного проекта.

Участник должен быть готов по запросу предоставить бизнес-план своего проекта.

Клуб 2015 в Ростове-на-Дону

Если повернуть проекцию ожиданий другой стороной, становятся понятны призывы к сырым и неготовым технологически отечественным компаниям искать выходы на зарубежные рынки. Хорошее решение для зарубежных рынков может оказаться плохим для отечественной экономики (отток капитала) и ожидаемо для самих компаний. Не вдаваясь в классику учебников по экономике, даже М.Портер указывал на то, что перед выходом на глобальные рынки компании должны выдержать локальную конкуренцию, иначе их технологии становятся легкой добычей иностранцев.

Понятны метания креативных руководителей большого множества институтов развития, вынужденных достигать нужных значений индикаторов и показателей всё большими усилиями, но ведь нельзя выплёскивать вместе с водой и то, ради чего всё это делается, правда?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s