Общественный директор шлагбаума

Общественный директор шлагбаума

В России деловая коммуникация строится прежде всего на мотиве избегания неудачи, в то время как западная на мотиве достижения успеха. Различие обусловлено разницей в том, как понимается и реализуется роль эксперта. Понимание «экспертности» заложено в национальном менталитете и может быть оценено с помощью модели Хофстеде («эксперт против наёмника»).

Продолжить чтение «Общественный директор шлагбаума»

9 МАЯ

9 МАЯ

Задонск — маленький (всего на 10 тысяч жителей) городок в Липецкой области, неподалеку от Ельца. Известен Богородицким монастырем, связанным с именем св. Тихона Задонского.

1462772207-698aace25d4ce013dc1c108c9c75ebe6

За ним сейчас стоит памятник Марие Матвеевне Фроловой, матери 12 детей, потерявшей всех своих восьмерых сыновей на фронтах Великой Отечественной.

С праздником, дорогие. Помните о таких вещах — этот праздник для того, чтобы помнили.

Как оценить работу экспертного сообщества?

Как оценить работу экспертного сообщества?

Практика использования экспертов и экспертного знания в процессах принятия управленческих решений имеет весьма давнюю историю. Под экспертизой здесь и далее понимается процедура, при которой одна группа людей, называемой лицами, принимающими решения, запрашивает суждение по тому или иному вопросу другой группы лиц, называемых экспертами, в целях выработки и принятия по этому вопросу соответствующего решения. Весьма часто обе участвующие в экспертизе группы совпадают, то есть все члены группы высказывать свое мнение. Затем на основе этих личных мнений принимается общее групповое решение. Ярким примером экспертизы является судейство в фигурном катании, при котором все эксперты высказывают свое мнение, после чего в результате обработки судейских оценок получается итоговый результат.

Математика — царица всех наук?

Моделированием экспертных процедур занимается отдельный раздел прикладной математики, возникший в 1980-х годах. В нём изучаются модели, методы организации экспертиз, обработки информации, получаемой от экспертов и тому подобные вопросы. Основой для подобных исследований является известный факт, при котором человек более точно и с меньшими затруднениями отвечает на вопросы качественного, например, сравнительного характера, чем на вопросы, требующие точной количественной оценки. Конечно, весьма часто под ответами на качественные вопросы скрываются представления об отношениях между числами, то есть соображения количественной природы.

С формальной точки зрения экспертная процедура относится к классу так называемых многокритериальных задач. В процессе их решения приходится согласовывать различные требования, искать разумный компромисс. Современная математика располагает некоторыми методами, приспособленными для поиска компромиссных решений многокритериальное задачах. Однако эти методы далеки от совершенства.

Решение многокритериальной задачи может быть не оптимально ни по одному из заданных критериев, но приемлемо по их совокупности. В современном виде математика способна оперировать понятиями «больше», «меньше» и «равно», но не понятиями «приемлемо», «допустимо», «практически равноценно» и тому подобными понятиями, характерными для человеческого мышления (даже с учётом математического аппарата нечёткой логики Л.Заде).

Принимая решение, человек, не вдаваясь в излишние подробности, окидывает взглядом ситуацию в целом и выбирает приемлемый вариант. Во многих случаях организация экспертных процедур и сам процесс голосования определяется традициями, самим объектом экспертизы и возможностями обработки полученной информации. Задача математического аппарата в этом случае не в том, чтобы выдать окончательное решение, а в том, чтобы помочь человеку его выбрать.

При многократном повторении экспертиз возникает побочная (по отношению к выработке согласованного решения) возможность оценки достоинств самих экспертов. В среднем заключения каждого эксперта отклоняются от коллективного среднего. Эксперту оказывается возможным приписать определенный вес. Тем самым в процессе экспертизы удается внести элемент обратной связи, способствующей самообучению экспертов – своеобразной настройки всей экспертной комиссии на определенные выводы по определенному кругу вопросов.

Меру согласованности мнений экспертов можно оценивать, исходя из различных принципов (кроме очевидного принципа большинства). В ряде случаев за меру согласованности (или единства) мнений принимают величину среднестатистического отклонения, дисперсию числовых оценок экспертов. Чем дисперсия меньше, тем более согласованы мнения экспертов, а чем она больше, тем менее качественной является экспертиза группы экспертов. Очевидно, что на суждение каждого эксперта накладывается его субъективное восприятие ситуации, поэтому важно организовать экспертизу таким образом, чтобы влияние субъективных факторов было минимальным. Вполне возможно сколь угодно сильно детализировать . Простота проверки (оценки качества) экспертного решения и способность его автоматизации также является немаловажным критерием.

Каждый эксперт склонен при голосовании занижать либо завышать оценки. Подобная субъективная склонность заложена в самой природе количественной оценки сложных вещей – оптимистичность или пессимистичность численной оценки больше зависит от текущего состояния эксперта, чем от измеряемых им таким образом объектов. Невысокая повторяемость подобных оценок объясняется еще и тем, что человеку свойственно сравнивать объекты между собой, а не виртуальной количественной шкалой.

Тем не менее, если необходимо сравнить (относительно друг друга) мнения экспертов по поводу оцениваемого объекта, необходимо понимать, к какому поведению склонен эксперт. Для этого обычно используют гистограмму оценок либо упрощенное представление – медиану числового ряда.

Диаграмма распределения оценок экспертов позволяет быстрее понять, едины ли во мнениях эксперты. Однако в случаях, когда предлагаемые решения уже выбраны заранее (не на основе голосования, а каким-либо иным способом), а оценки заранее искусственно составлены и внесены в систему, чтобы ранжировать заранее заготовленные решения, представление в виде диаграммы оказывается почти что бесполезным.

Разность мнений экспертов обычно подкреплена разностью интересов самих экспертов. Равномерное распределение интересов достигнуть на практике возможно только с помощью перекрёстных переговоров между экспертами (собственно, этот факт — один из столпов экспертного метода Делфи). Если использовать обычную математическую дисперсию как признак неравномерности числового ряда экспертных оценок, можно построить график, на котором зафиксировать варианты решения в порядке от наилучшего решения (с наивысшими баллами, поставленными экспертами) до остальных решений с низшими баллами оценки, и наблюдать степень согласованности между экспертами по каждой позиции. Такое представление позволяет оценить, насколько согласованным среди экспертов был выбор решения.

Проведение экспертных процедур

Идеологической основой метода экспертных оценок служит гипотеза о том, что коллективное мнение предпочтительнее индивидуально. В большинстве случаев это так, хотя истории известны ситуации, в которых такие решения оказывались ошибочными. Существует несколько способов работы с информацией, которая может быть использована при работе с экспертной группой. Перечисленные ниже способы являются в настоящее время основными для проведения экспертиз. В случае, когда используется открытый метод идентификации решений, существует решение этой проблемы в виде учёта так называемого «чёрного лебедя» (негативного маловероятного события, наступление которого отвергается всеми экспертами, кроме кого-либо одного).

Экспертной группе можно сообщить некоторую шкалу числовых значений оцениваемого фактора. В спортивной гимнастике, например, используется десятибалльная шкала с шагом 0.1 балла. Эксперты высказывают свое суждение в виде соответствующего числа в рамках предложенной им шкалы. Примером подобной шкалы является шкала Лайкерта, которая часто используется в опросниках и анкетных исследованиях. При работе со шкалой испытуемый оценивает степень своего согласия или несогласия с каждым суждением, от «полностью согласен» до «полностью не согласен». Сумма оценок каждого отдельного суждения позволяет выявить установку испытуемого по какому-либо вопросу. Однако порядок задан внутри шкалы для одного человека, а не между людьми. По этой причине, пятерка, поставленная одним респондентом, не соответствует большему значению какого-либо критерия, чем четверка другого. Да и в сознании одного человека порядок может не существовать − центральный пункт оценивания может означать что угодно, а крайние значения приобретают особый эмоциональный смысл. Некоторые эксперты или избегают их выбирать или, наоборот, пользуются слишком часто. Нередко балл, находящийся рядом с экстремальным, имеет больший вес на шкале и это сразу заметно гистограмме оценок по критериям.

Еще один способ оценивания – расстановка оцениваемых объектов по местам. Такая упорядоченная расстановка называется ранжировкой. Руководители экспертизы могут разбить всю совокупность объектов на отдельные классы или подмножества по каким-либо признакам. В этом случае речь больше идет о классификации объектов. Примером ранжировки может служить разбиение перед соревнованиями спортсменов или команд на группы по территориальному или игровому признакам. Возможно также попарное сравнение оцениваемых объектов, при котором эксперт сообщает какое из двух сравниваемых объектов, по его мнению, предпочтительнее другого.

Суждением, сообщаемым нам экспертом, будет оценка в баллах или их расшифровка. Такое суждение называют отношением. Задача, стоящая перед группой экспертов, заключается в выборе такого отношения, которые в том или ином смысле, в зависимости от ситуации, является средним из отношений, предложенных всеми экспертами.

Средняя оценка группового отношения может быть определена по методу американского математика Джона Кемени, получившему название «метод поиска медианы Кемени». Следует отметить, что медиана Кемени – единственное результирующее, строгое ранжирование, являющееся нейтральным, согласованным и кондорсетовым.

Медиана Кемени удовлетворяет принципу выбора Кондорсе, не приводя к парадоксу Кондорсе (ситуация, когда разные эксперты голосуют абсолютно противоположным способом и выбрать решение не представляется возможным). На практике это означает, что использование медианы Кемени – наиболее справедливый и объективно честный способ выбора решения с помощью группового решения экспертов. Однако он более затратный, чем простое оценивание или ранжирование – для выбора победителей необходимо каждый раз решать нелинейную задачу, что требует автоматизации процесса экспертизы.

Стоит отметить и методы организации и проведения экспертиз Делфи и PATTERN, но они еще более затратны и сложны в организации при схожем уровне качества предоставляемого решения.

Наиболее приемлемые способы организации экспертного выбора собраны в таблице на рисунке ниже и ранжированы по степени сложности их организации (и необходимым усилиям для проведения экспертных мероприятий). В качестве факторов, по которым производилась оценка, были выбраны: использование единства мнений, возможность сравнения экспертов между собой, возможность исключения взаимного влияния экспертов, наличие методов проверочной работы, возможность указания на конфликт интересов, защита от общественного давления на объективность выбора.

expert-compare-tab

Так что же всё-таки выбрать?

Обобщив полученные результаты, можно утверждать, что в качестве способа оценки качества экспертного выбора вполне применим анализ единства мнений экспертов, дополненный оценкой качества работы каждого из экспертов. На основе последнего можно рекомендовать замену отдельных экспертов в экспертных жюри и осуществлять контроль за влиянием личных и групповых интересов на качество экспертных процедур. Частая ротация состава экспертной комиссии относительно экспертов, использующих своё положение для лоббирования отдельных проектов, позволяет избежать воздействия всей совокупности рассмотренных негативных факторов.

Свинский грипп

Свинский грипп

Научно-техническая революция и глобализация породили не только ускоряющийся прогресс и новые рынки, но и глобальные проблемы. Одной из таких проблем является высокая мобильность населения — это огромный плюс для отстающих экономик, поскольку снижает транзакционные издержки и позволяет переносить «хорошие практики» из высокотехнологичных стран в менее технологичные. Однако вместе с технологиями приезжают и всякие нехорошие вещи — криминал, национализм и даже вирусы гриппа.

И вот с этими свинскими гриппами неожиданно оказывается больше всего проблем. Ну, хотя бы потому, что бороться с ними упреждающими способами гораздо эффективнее, чем когда мы уже стоим на пороге эпидемиологического карантина. На практике это, например, означает наличие постоянно работающих лабораторий (хотя бы одна в круглосуточном режиме) по определению вирусных типов (корь, краснуха, паротит, энтеровирусы, вирусы гриппа и т.д.), обеспеченность лечебных учреждений диагностическими средствами и персоналом с соответствующими навыками, а также массовое обучение населения простым способам противодействия заражению.

Кстати, вот они (увы, но именно они и только они помогают по-настоящему):

  1. Оставаться дома, если заболели (не для того, чтобы не заражать других, а чтобы не подхватить ослабленным организмом второй вирус — такое бывает часто и переносится намного хуже, чем обычное заболевание; варианты «зараза к заразе не липнет» тоже оставляйте дома).
  2. Носите больничную повязку или маску — только не забывайте менять её каждые 4 часа.
  3. Мойте руки чаще (!) с мылом и тщательно, вытирайте насухо. Любой клиницист, не прогуливавший занятия в мединституте, расскажет, что здоровая сухая кожа любого человека сама по себе обладает антимикробным и антивирусным свойствами — через 20 минут на неповрежденной коже не остаётся даже золотистого стрептококка, который в иных условиях даже специализированными антибиотиками не всегда возможно победить.
  4. Полоскайте рот и нос слабыми солевыми растворами (в аптеках сейчас продают удобные спреи с изотонической морской водой, стоят не очень дорого и очень удобно использовать).
  5. Старайтесь не касаться руками глаз, носа или рта. Всё-таки, основная причина эпидемий не в воздушно-капельном, а грязно-руко-трогательном механизме распространения. Дверные ручки, столовые и туалеты, да-да.
  6. Хорошо питайтесь, высыпайтесь (в смысле, спите не меньше 8 часов в сутки), принимайте витамины (особенно это касается B6, B12 и Zinc, которые являются одним из основных строительных элементов иммунной системы человека).
  7. По возможности избегайте близкого контакта с заболевшими людьми. Не стесняйтесь просить заболевших покинуть помещение или надеть маску.

Поскольку вирусы гриппа часто вызывают осложнения в виде вирусных бронхитов и плевритов, старайтесь попасть на осмотр к врачу (хотя, конечно, лучше, чтобы врач попал к вам). Здесь есть один нюанс — отечественные (и не только) клиницисты при возникновении бронхита обычно сразу назначают антибиотики широкого спектра действия (у них есть такая «хорошая» практика). При вирусном заражении это, на самом деле, не очень хорошо. В 2013 году братья-испанцы провели полномасштабное исследование (рандомизированное с использованием плацебо) среди пациентов с вирусным бронхитом без присоединившейся бактериальной инфекции (когда по клинической картине понятно, что заболевание вызвано респираторным вирусом, при сплёвывании мукус бесцветный или белёсого цвета, без окрашивания). Одной части пациентов сразу давали антибиотики, а другой когорте — нурофен 600 мг через каждые 8 часов. Прочитать подробно об этом исследовании можно здесь: Efficacy of anti-inflammatory or antibiotic treatment in patients with non-complicated acute bronchitis and discoloured sputum: randomised placebo controlled trial. Выводы оказались интересными — разницы между лечением антибиотиками и нурофеном не оказалось. За исключением, пожалуй, количества осложнений, которые возникали достоверно чаще в когорте с антибактериальным лечением. Так что, попадёте к врачу, дайте ему ознакомиться с этим исследованием, пусть посмотрит на европейские практики.

Отдельно напишу мнение относительно римантадина, амиксина и ингавирина — учтите, что это моё личное мнение, оно не подкреплено доказательствами, за которые вам потом будет не жалко прожитых с болезнью дней. Но (!) каждое из этих противовирусных средств является очень сильными токсинами, вызывающими массу побочных эффектов. Надо ли их принимать перед угрозой заболевания серьезным вирусом гриппа? Я часто и много пробовал их разные — по большей части они не помогали. В итоге, стал разбираться почему, и выяснил (для себя), что отечественный рынок фармацевтики насыщен по большей части антивирусными препаратами, которые уже вытеснены с европейского и американского рынков. Почему? Из-за того, что они бессильны против новых вирусных штаммов.

Вот смотрите, ВОЗ в прошлом (2015) году проанализировало возможные пути и штаммы распространения вирусов гриппа (прогноз для северного полушария здесь). На основании этого анализа производителям (фармацевтическим компаниям) выданы рекомендации включать в вакцины следующие штаммы вирусов:

  • an A/California/7/2009 (H1N1)pdm09-like virus;
  • an A/Switzerland/9715293/2013 (H3N2)-like virus;
  • a B/Phuket/3073/2013-like virus.

А вот, например, что пишут про римантадин, который вдруг стали негласно рекомендовать в сиропе в ростовских школах и детских садах:

According to the CDC, 100% of seasonal H3N2 and 2009 pandemic flu samples tested have shown resistance to rimantadine and it is no longer recommended to prescribe for treatment of the flu.

Если дословно, то не рекомендуют применять из-за неэффективности против первых штаммов вируса, о которых пишет ВОЗ. Казалось бы, не поможет, так хоть не навредит? Давайте посмотрим на список побочных эффектов римантадина, достоверно известный из клинических испытаний, вынужденно проведенных самим производителем:

  • Со стороны органов ЖКТ: тошнота, рвота, боль в эпигастрии, метеоризм, анорексия, гипербилирубинемия.
  • Со стороны нервной системы и органов чувств: головная боль, головокружение, инсомния, неврологические реакции, астения, нарушение концентрации внимания.
  • Аллергические реакции: кожная сыпь, зуд, крапивница.

Вы всё еще хотите дать это своему ребенку? И сами будете пить? 😉

Что же касается штамма H1N1, которым всех напугали, то тут руководители нашего здравоохранения подтвердят, что единственно эффективными в снижении заболеваемости (и то, не особо значимо) являются препараты zanamivir и oseltamivir, торговые названия которых Тамифлю и Реленца, но здесь импортозамещением похвастать будет нельзя, а потому мы про них говорить не будем 😉

Кстати, совсем недавно было достаточно честное («всё, что мы хотели сказать населению, мы сказали») и очевидное выступление Министра здравоохранения Ростовской области Т.Ю. Быковской по этому поводу, а вслед за ней Роспотребнадзор региона неожиданно вспомнил, что знает всё о штамме вируса (это когда эпидемический порог уже, кхм, близко), просто забыли рассказать об этом всем несколько раз еще осенью прошлого года.

Ну, как тут не вспомнить А.А. Аузана…

«…Есть еще две причины, о которых я бы сказал коротко. Это агентские интересы. Чиновники – не винтики. Это люди со своим взглядом на жизнь, со своим представлением, что от этой жизни они должны получить. И одна из причин кризиса с монетизацией льгот, вообще говоря, очень хорошо иллюстрирует, что такое агентские отношения. Как вы помните, в конце 2004 года была ликвидирована выборность губернаторов. То есть губернаторы перешли из ситуации, когда их избирает население в ситуацию, когда у них один избиратель и они его знают в лицо. Мэры оказались на грани такого же решения вопроса. В этих условиях они изменили свое поведение, им важно уже представлять не интересы избирателей, а интересы избирателя – того, единственного. А в чем его интерес? Реформы, например, надо делать. Значит, реформы надо делать быстрее всех. Значит, нужно бежать впереди паровоза. И поэтому жилищные тарифы были повышены неожиданно для правительства существенно быстрее, чем это было в расчетах министерства финансов. А чего удивляться-то? Это нормальный принцип агентского поведения. Губернаторы и мэры вели себя правильно. Они исходили из интересов своего избирателя.

Есть еще третье обстоятельство, которое связано с распределительными группами, группами специальных интересов. При авторитарном принятии решения очень легко, (гораздо легче, чем при демократическом) воздействовать на результат. И меня совершенно не удивляет, что при общем неблагополучном положении с монетизацией льгот, есть группа вполне довольная жизнью. Ну, действительно, семь уполномоченных фармацевтических компаний, которые имеют не только гарантированный рынок, но и государственные цены, которые выше рыночных. И такое будет. Потому что такие вещи возникают при любом авторитарном варианте принятия решений.»

А.А. Аузан
«Гражданское общество и гражданская политика«,
публичная лекция 1 июня 2005 г.

В общем, нет у мировой общественности чудесной таблетки от ужасных болезней простого казалось бы гриппа. Не хотите болеть — занимайтесь своим здоровьем регулярно, больше двигайтесь, закаляйтесь, проветривайте помещения и хорошо питайтесь. Если всё еще можете себе это позволить…

Всем здоровья и терпения!

Финал осеннего конкурса УМНИК’2015 в ДГТУ

Финал осеннего конкурса УМНИК’2015 в ДГТУ

Публикую это здесь — в качестве объявления и приглашения участвовать в мероприятии.

Завтра, во вторник, 24 ноября 2015 года в аудиториях Донского государственного технического университета мы проводим осеннюю сессию конкурса «УМНИК». Победа в этом конкурсе позволяет молодому (до 28 лет) участнику получить государственный грант в размере 400 тысяч рублей на 2 года на развитие инновационного проекта. Некоторые победители используют эти деньги для того, чтобы пройти бизнес-акселерацию, «упаковку» идеи своего проекта в продукт или услугу, а затем создание собственного предприятия.

Мне очень приятно, что большое количество экспертов в самых разных областях науки согласились вместе с нами завтра поддержать ребят, участвующих в конкурсе. Для каждого из них и для всех нас этот день – важное событие, в рамках которого проекты молодых учёных и их идеи могут быть поддержаны со стороны государства реальным финансированием.

Продолжить чтение «Финал осеннего конкурса УМНИК’2015 в ДГТУ»

В обратных связях замечен не был…

В обратных связях замечен не был…

Управление любыми процессами невозможно без обратной связи. Интерактивность усилия и соответствующего ему результата делает управление на уровне поручений максимально эффективным, если речь идёт о простых задачах. Именно по этой причине большинство руководителей так любит самостоятельно разрешать возникающие проблемы – между решением и действием всегда существует быстрая обратная связь. Грубо говоря, либо поручение выполнено и есть результат, либо нет и есть негативный ответ, почему так произошло. Иначе говоря, обратная связь даёт возможность информировать руководителя о соответствии фактических результатов деятельности ожидаемым или желаемым результатам.

Продолжить чтение «В обратных связях замечен не был…»

Блеск и нищета промышленной кооперации

Блеск и нищета промышленной кооперации

Экономика страны не является и не может целиком являться «экономикой знаний» или «ресурсной экономикой» или какой-либо еще, поскольку в каждой экономике существуют области, какие-то из которых с легкостью можно идентифицировать как «ресурсную экономику», какие-то «инновационной экономикой», какие-то «экономикой малого предпринимательства», а какие-то вообще божественным чудом.

Для простоты экономика страны определяется по превалирующей составляющей, то есть долей, большей не только по объему и витальной значимости, но и по приверженности участников экономических процессов. Если большинство граждан считает (и действует сообразно), что живёт в экономике нефтяной ренты, то эту экономику следует считать ресурсной, даже если на самом деле страна экспортирует больше человеческого капитала, нежели нефти и газа. Понимание этого автоматически делает причастными к происходящему сейчас в экономике не только действующие власти, но и оппозицию, своими действиями и лозунгами одинаково эффективно способствовавших деградации доверия населения к экономическим институтам страны.

Жёсткость институционального каркаса и доверие населения являются единственными ингредиентами гражданского общества, без которых точно не получается экономического коктейля, который западные экономисты называют «экономикой благосостояния». Идеал эффективного распределения ограниченных ресурсов с целью достижения максимального удовлетворения потребностей экономических участников оказывается хоть сколь-нибудь достижим только при условии, что власть устанавливает выгодные для всех правила и не изменяет их в течение длительного времени, а граждане в это безоговорочно верят.

71procent

Особо удачливые экономисты назвали это состояние равновесием Нэша, то есть состоянием, в котором ни один участник не может увеличить прибыль, изменив свою стратегию, когда другие участники стратегий не меняют. Понимание того, что партнёр кооперации обладает репутацией на самом деле означает, что если он утверждает, что будет придерживаться выработанной совместно стратегии, то так оно и будет. Прозрачная и понятная стратегия (читай, закон кооперации, обеспечиваемый властью) позволяет искать и достигать выгоды совместно с партнёром.

Нет правил, нет стратегии — нет кооперации. Нет механизма обеспечения репутации, нет партнёров с должной репутацией — нет кооперации.

Недоверие к установленным правилам, привычка жить в соответствии с накопленным опытом приводят к появлению пассивного (а иногда и активного, если вспомнить о Болотной площади) гражданского сопротивления, а потом и к возникновению «синдрома кобры». Вместо улучшения своих «жилищных условий», которые так заботливо прорабатывает сейчас правительство, граждане начнут разводить ядовитых змей.

Именно поэтому модели и методы управления сопротивлением в организациях и обществе становятся всё более значимыми и популярными. Причём, чем больше организация или сообщество, тем важнее для него управление сопротивлением, а значит и пониманием ценностей, которые используются для достижения благосостояния.

При этом, с одной стороны, иерархические системы управления, считавшиеся оптимальными еще 10 лет назад, сегодня демонстрируют неспособность дальнейшего повышения производительности труда, а с другой стороны, невозможно увеличить «долю экономики» высокотехнологичного типа без принятия свойственных ей ценностей большинством населения. Не каждый вузовский учёный, воспитанный научной школой Советского союза, поймёт и примет ценность коммерциализации своих научных разработок. Для общества же это означает, что высокотехнологичного производства, да и инновационной (в смысле технологий) науки в ближайшее время будет ничтожно мало.

Так ли важно иметь доминирующей экономику высоких технологий? Ответ на это с геополитической точки зрения почти что очевиден. Мировое противоборство стран вызванное ограниченностью ресурсов, пригодных для выживания. В первую очередь это экологические ресурсы, то есть территории, пригодные для комфортной жизни и воспроизводства питания. Геополитическое противоборство в утрированном образе является ничем иным, как продолжением внутривидовой борьбы, только перенесённом на макроуровень.

Технологии позволяют превращать «неэкологичные» ресурсы в экологичные, то есть позволяют преобразовать любые территории, в пригодные для жизни и извлечения ресурсов питания. Первой такой технологией стало выращивание хлеба. И если бы Монсанто не избрала столь неудачную маркетинговую стратегию, мы бы увидели второй виток эволюции хлеба уже в этом десятилетии. Не случайно и то, что основным текущим инновационно-технологическим трендом является медицина и замедление старения (так называемая «отсрочка синдрома старения организма»). Представляя себе будущее, можно воспринимать всё это как возможность выращивать картофель на Марсе, то есть перейти наконец к экстенсивному освоению непригодных территорий. Таким образом, технологии дают преимущества выживания одной внутривидовой группе перед другой. При этом, чем сильнее разница технологического развития, тем жёстче необходимо зафиксировать свою территорию — иначе сбегут через железный занавес и возникнет недостаток работников.

Закрытие границ в СССР было вызвано исключительно экономическими причинами, зато позволило в период 1922 по 1929 гг. титаническими усилиями десятков тысяч рабочих провести истинное импортозамещение. Так у нас на юге появился «Красный гидропресс», «Красный котельщик», «Тагмет» и даже «Ростсельмаш». Хотите историй государственных стартапов? Посмотрите историю этих предприятий, все они стартовали в 1920-х. Люди работали по 16 часов в смену, возводя стены цехов заново в открытом поле при отрицательной температуре воздуха. Попробуйте сейчас даже мигранта заставить работать в подобных условиях. Нет, не только расстрелы, но и железный занавес спасёт экономику.

Между прочим, главной заслугой того времени было не импортозамещение, а именно видение будущего, которое было создано в СССР. Почти половину XX века оно было единственным правдоподобным настолько, что даже США (обладавшие в то время вторым по качеству видением того, как следует проектировать будущее) поддались этому представлению и впоследствии включились в космическую гонку, инвестируя огромные ресурсы в то, чтобы «догнать и перегнать». Сейчас, когда США стали единственными диктаторами будущего, а мы растим следующие поколения именно так, как это представляется лидерам морских котиков, от амбициозных планов заселения других планет почти полностью отказались, отдав это развлечение в частные и волонтёрские руки. Время не пришло. В конце концов, надо сначала здесь разобраться с недостатком и переизбытком ресурсов.

Для пессимистично настроенных граждан из числа informed public не будет забавным открытие того, что в американских учебниках-комиксах о греческой мифологии новый Олимп находится на месте Эмпайр-стейт-билдинг.

Если представить экологичные ресурсы в качестве «производственного станка» простейшей модели микроэкономики, а население в качестве «работника», то можно констатировать, что страны с преобладающей высокотехнологичной экономикой столкнулись с проблемами недозагруженности станков при переизбытке работников – классическим видом предельного продукта.

Экономика разделяемых ресурсов, развиваемая этими странами, должна была решить эту проблему и позволить им добраться «до потолка», то есть извлечь максимально возможную пользу из текущего уровня техники и производства, но сама по себе не смогла проблему разделения неявных знаний. Так появилась «экономика знаний», всяческие технологии лидерства и коучинга, а в конце концов и настоящая кластеризация высокотехнологичных производств. Но всё это свойственно странам, которые уже решили «проблемы попроще», и с толкнулись с «новыми вызовами».

В странах с низким уровнем доходов населения и низкотехнологичным производством до этих проблем еще, что называется, жить и жить. Здесь всегда мало доверия между контрагентами, люди не работают над повышением своей производительности и хеджируют риски, заключая сделки только с высокой маржинальностью.

Явление «трагедии общин» объясняет причины наличия этой проблемы. Низкая осознанность своих действий (нет выработанной стратегии поведения), отсутствие механизмов проверки репутации (не знают, как будут вести себя другие игроки) вызывают недоверие к любым партнерским отношениям и стремление получить краткосрочные выгоды. Яблоки в таком общественному саду не успевают даже зацвести. Потому что лучше синица в руках, чем камень за пазухой у соседа.

Конечно, глядя на успехи развитых стран, конечно хочется, чтобы в больницах был бесплатный Wi-Fi и высокопольный МРТ, который позволит дешёво предупредить болезнь, а не дорого её потом лечить. Но по факту, в наших больницах иногда не хватает одной стены или даже простого унитаза (а, например, в инфекционном отделении есть просто дырка в полу… ну, или в стене), да и интернет есть только в престижном автомобиле главного врача.

Именно по причине того, что мы в большинстве мест нашей региональной экономики еще не дошли до настоящих проблем постиндустриального общества, промышленная кооперация (в классическом понимании — между базовым крупным и малыми предприятиями) у нас невозможна. Большая часть российской промышленности находится в ресурсной экономике и не сталкивается с проблемой нехватки ресурсов из-за низкой производительности труда. Ведь, не нужны ОАО ТАНТК им.Г.М.Бериева, ГК «Юг Руси» и КЗ «Ростсельмаш» малые предприятия и инновации, поскольку задача снижения затрат перед ними в действительности не стоит. Макроэкономическое ухудшение они с лёгкостью компенсируют с помощью административного ресурса и государственных субсидий в многомиллиардных объемах. Поэтому у нас не работают и не будут работать биржи субконтрактации и центры соответствующего обучения, ведь чтобы объединяться для решения задачи, нужна задача и адекватные ресурсы для её решения.

У нас пока другие проблемы – и это в первую очередь уже упомянутая трагедия общин, которую русские экономисты между собой шутливо называют трагедией «за#@аного подъезда».

Боюсь, что прежде полётов в космос и попыток субконтрактации ёжика со змеёй всё же надо спуститься с американского Олимпа и сначала публично (то есть, прозрачно для граждан) заняться вычищением авгиевых конюшен в подъездах и областных больницах.